Рак легкого:
Что делать?

История пациента, рекомендации ведущих врачей, психологов, юристов
Зачем я участвую в этом проекте?
Хачатрян Степан Симонович, 64 года, графический дизайнер, активный пенсионер, живет в Москве, женат, есть две дочери, внук. Диагноз рак легкого в 3-й стадии был поставлен в ноябре 2018 года. Была сделана операция, удалена опухоль, левая доля легкого и близлежащие лимфоузлы, проведено 15 курсов иммунотерапии. В настоящее время пациент находится в ремиссии
ХАЧАТРЯН Степан
Я хочу сказать всем, кто столкнулся с онкологией, что не надо отчаиваться и сгущать краски, потому что существуют настоящие воины в белых халатах, которые борются за человеческие жизни и каждый день спасают людей. Мне очень повезло с врачами и больницей, в которой меня лечили. То, что они сделали со мной, я считаю чудом!

Хочу поблагодарить:

Кононец Павел Вячеславович — к.м.н., заместитель директора (НМИЦ) по научной и лечебной работе — директор НИИ клинической онкологии им. Н. Н. Трапезникова, заведующий хирургическим отделением № 11 (торакальной онкологии).

Ахмедов Бахром Бахтиерович — к.м.н., старший научный сотрудник хирургического отделения № 11 (торакальной онкологии) ФГБУ НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина.

Ардзинба Мераб Сергеевич — к.м.н., врач-онколог отделения химиотерапии №17 (Клинических биотехнологий) ФГБУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина
Филатов Антон Александрович — торакальный хирург хирургического отделения № 11 (торакальной онкологии) ФГБУ НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина.

Митупова Дарима Аюшиевна — врач общей практики, заведующая терапевтическим отделением № 4 (Филиал 3) поликлиники № 5 на Верхней Красносельской.

Конопаткина Алина Михайловна — врач общей практики терапевтического отделения № 4 (Филиал 3) поликлиники № 5 на Верхней Красносельской.

ДИАГНОЗ

Хочу подчеркнуть, что симптомов не было. Я не ощущал себя больным, к врачам не ходил, на меня даже не была заведена карта в поликлинике. Я активно занимался спортом, катался на велосипеде, бегал, гулял, не курил, не употреблял алкоголь. В 61 год мог дать фору двадцатилетним. Я не посещал докторов, и это была моя ошибка. Сейчас уже понимаю, что с возрастом нужно регулярно проходить обследования, делать флюорографию. Всегда считал,
что если не болит, значит не стоит тратить время на врачей. Получилось, что я немного приболел, поднялась температура. Мы вызвали врача, он посмотрел и диагностировал банальную простуду. На следующий день я почувствовал себя значительно лучше, температура спала. Пошел в поликлинику, врач предложила сделать флюорографию. Обследование выявило огромную опухоль в легком. В итоге направили на биопсию, результат показал онкологию
Прошли первые заморозки, я с ответом в руках шел мимо зданий и сверху, не коснувшись меня, упала глыба льда. Я посмотрел наверх и спросил: «Господи, это ребята промахнулись или мне суждено ещё пожить?» Пошутил сам над собой. Пришел домой. И дома моя семья, видя мое настроение, без паники, без истерик, без рысканья в разные стороны поддержала меня. Мы спокойно начали решать, как быть дальше. Это спокойствие позволило нам принять правильные решения.
Обследования
Я бы очень хотел обратить внимание, что наша система здравоохранения поставлена на правильную основу, но так как не хватает мощностей и резервов, происходит длительное ожидание. Например, все очень оперативно происходило до того, как мне взяли биопсию. А вот ответ пришлось ждать целый месяц.
После флюорографии Митупова Дарима Аюшиевна направила меня на КТ, а также сдать анализ на онкомаркеры. Начались дальнейшие проверки. Шли по пути исключения. Сначала направили в туберкулезный диспансер. Они провели проверку и назначили биопсию. Так как в диспансере отсутствовало необходимое оборудование, мне пришлось ехать в туберкулезный центр при клинической больнице. И только спустя месяц, мы получили результат с подтверждением онкологии. Далее меня направили в районную онкологическую поликлинику. Врач, ознакомившись с результатами моих обследований, сказал о необходимости удаления легкого и направил меня на ПЭТ/КТ
У меня было некоторое время подумать и определиться, что мне делать дальше. Я вместе с семьей начал поиск подходящего мне онкологического центра, изучал информацию в интернете, читал отзывы и в итоге остановил свой выбор на ФГБУ «Национальном медицинском исследовательском центре онкологии им. Н.Н. Блохина».
На приеме Кононец Павел Вячеславович сказал, что предстоит удаление легкого, но до этого нужно провести химиотерапию для того, чтобы остановить рост опухоли, а в лучшем случае уменьшить ее.
В клинике им. Н. Н. Блохина пришлось проходить обследования заново, все происходило очень быстро и задержек не было.
Очень важно, что сейчас у больного есть возможность выбрать своего врача, свою больницу. Я считаю, что человек всегда должен иметь право в выборе врача, которому он полностью доверяет.

ИММУНОТЕРАПИЯ

Все лечение проходило по заранее составленной программе абсолютно бесплатно за счет средств ОМС. Я попал в международный протокол лечения, где компьютерная система рандомно определяет, каким будет лечение — химиотерапией или иммунотерапией. Уже после лечения я узнал, что меня лечили иммунотерапией.

Вся терапия проходила под руководством Ардзинба Мераба Сергеевича. До операции было проведено 2 курса иммунотерапии. Она представляла из себя обычную капельницу. Очень похоже на химиотерапию, только вместо химии в вену вводились иммунные препараты. Переносил легко, волосы не выпадали, температуры, тошноты и дискомфорта не было. Единственное, что напрягало, что во время введения препарата приходилось длительное время только лежать.
При прохождении первых курсов мне приходилось лежать в стационаре около 7 дней. Один день введение препарата, остальные — наблюдение и обследования. Перерыв между курсами составлял 3 недели. По окончании результат обследований показал некоторое уменьшение опухоли. Началась подготовка к операции.

После операции каждый 21 день я проходил курс иммунотерапии, всего 13 процедур. Но все значительно упростилось: с утра я приходил в отделение, сдавал кровь, заходил в специальную процедурную с удобными креслами, телевизором. Весь процесс занимал час, и я спокойно уходил домой.
Хочется подчеркнуть, что персонал больницы невероятно чуткий, человечный, очень доброжелательный, отношение к больному исключительное. Каждый сотрудник отделения старался сделать что-то хорошее, и это чувствовалось во всем.

ОПЕРАЦИЯ

Операцию мне сделали в мае 2019 года Кононец Павел Вячеславович и Ахмедов Бахром Бахтиерович. На следующий день, когда меня привезли из реанимации в палату, меня пришли проведать мои дочери, супруга, внук. Я на радостях станцевал, показал, что у меня все отлично. При проведении операции мне удалили опухоль вместе с левой долей легкого и близлежащие лимфоузлы. Метастазов не было. После оперативного вмешательства я 10 дней
провел в стационаре. Жизнеобеспечивающие системы не подключали, дышал я самостоятельно. Обезболивающие вводили через эпидуральный катетер. Это тонкий пластмассовый зонд, который анестезиолог перед операцией устанавливает в позвоночный канал. Был выведен дренаж, через 3−4 дня его удалили. При выписке мне сообщили, что опухоль полностью ликвидирована, очагов не осталось.
После операции с одним легким первое время было тяжело, болело, появилась одышка. Я это воспринимал как норму, понимая, что это не занозу вытащить и забыть.

реабилитация

Еще в больнице, после операции, Филатов Антон Александрович дал мне дыхательный тренажер для восстановления. Он представляет из себя трубочку, которая работает на вдох. Внутри 3 шарика, которые при вдохе поднимаются наверх. Упражнения укрепляют мышцы грудной клетки, легкие.

.Плюс я очень много гулял и старался всегда быть на свежем воздухе. Телу, привыкшему к нагрузкам, тяжело лежать на диване и смотреть телевизор. Поднимался по лестницам, что в первое время было очень тяжело.

Хочу выразить особую благодарность Кононцу Павлу Вячеславовичу, Ахмедову Бахрому Бахтиеровичу, Ардзинбе Мерабу Сергеевичу, Филатову Антону Александровичу, Митуповой
Дариме Аюшиевне и Конопаткиной Алине Михайловне. А также большое спасибо другим врачам и медицинскому персоналу, кто работал со мной все это время.

И, конечно, очень помогала в реабилитации поддержка семьи, друзей, родственников, крестных и близких мне людей. Они постоянно звонили, приезжали, были рядом. Когда ты видишь, что люди не паникуют, во взгляде нет страха и горечи, а есть сопереживание и желание помочь, начинаешь ощущать человеческое тепло, нужность, и это дает дополнительные силы на восстановление.

Теперь я нахожусь под наблюдением, мне необходимо каждые 3 месяца делать КТ. По последним результатам обследований изменений нет. Жизнь продолжается.

жизнь после рака

На велосипеде я пока не катаюсь. Чувствую, что еще не готов. Врачи мне говорили не спешить, для полного восстановления нужно время. Зато есть ежедневные прогулки от 5 до 10 тысяч шагов. Нельзя поднимать тяжести. Сохраняется одышка. Но надеюсь, что это временно. Я уверен, что чувствовал бы себя значительно лучше, если бы не COVID, которым переболел в очень тяжелой форме в январе 2021 года. После перенесенной болезни пришлось заново учиться дышать.

ИНФОРМАЦИЯ ОТ ВРАЧЕЙ О РАКЕ ЛЕГКОГО