РЕЦИДИВ

История пациента

Рецидивы случались и после химиотерапии, и после лучевых терапий, и после операции. Не могу даже предположить, что влияло на них, видимо, только агрессивность опухоли. Физически плохо мне было только после химиотерапии, то, что на фоне лучевой возникла постлучевая

пневмония, — это было терпимо. После операции я вышла на работу, и все время, что лечилась иммунотерапией, я работала.

Рак и работа

В годы борьбы с раком все было посвящено лечению, восстановлению, снова лечению, поиску новых средств и методов, поиску доктора и места, где помогут. До установления первичной инвалидности я находилась на больничном, потом пришлось взять отпуск за свой счет на продолжительный период.

Даже в тяжелые, кризисные времена меня не попросили написать заявление об уходе, хотя в это время больше половины управления попало под сокращение. Руководство всегда поддерживало меня, интересовалось ситуацией. Я как могла, конечно, помогала удаленно, но выйти

на работу на химиотерапии для меня оказалось нереальным. Связано это было не только с побочными эффектами, влияющими на внешний вид, но и с очень плохим самочувствием между курсами.

Через 2 года нон-стоп лечения я вышла на работу. К тому моменту я уже прошла 13 курсов химиотерапии, 2 раза — лучевую терапию, операцию по удалению метастаз, но прогрессирование продолжалось. Я чувствовала, что мне необходимы перемены, да и средства лишними не были. Затем 10 месяцев я проходила лечение иммунотерапией и работала.

Деньги

На момент 2015 года я собирала чеки и документы для того, чтобы мне на работе компенсировали расходы материальной помощью. Тогда я предоставила чеков на полмиллиона рублей, но это далеко не все расходы. После были дорогостоящие молекулярно-генетические исследования опухоли в России и Германии.

Изначально собирать все не входило в мои планы, не до этого было, но на дорогостоящие ПЭТ, КТ я сохраняла чеки и вернула налоговый вычет. Еще моя компания компенсировала мне расходы на обследования и лечение, но не все, например, чеки на анализы 

крови во время химиотерапии, которые я делала в “Инвитро” или в “Гемотесте”, потерялись.

Социальная политика такова, что компенсируют только один раз до 800 тысяч рублей, поэтому я копила все чеки, не отдавала сразу. Налоговый вычет за три года получила, так как не все чеки отдавала.

Лучевая терапия была полностью по ОМС и по квоте, которую мне выписали. Для химиотерапии была моей инициатива покупать Карбоплатин зарубежного, а не российского производства.

МЕРАБ Сергеевич Ардзинба

к.м.н., онколог, эксперт, торакальный хирург ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России

Как распознать рецидив?

Симптомы прогрессирования — это ухудшение общего состояния при сравнении с моментом на начало лечения, усиление болевой симптоматики.

Какие обследования и как часто нужно проводить для оценки эффективности лечения?

Для контроля эффективности лечения проводят обследования с использованием методов
объективной визуализации:

• КТ
• МРТ
• ПЭТ/КТ
• сцинтиграфию скелета

Это делается до начала лечения, после каждых двух курсов химиотерапии и далее 1 раз в 6–12 недель с учетом клинических показаний.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ РАКА

победа над болезнью